Стратегическая планка образования

Все публикации  ·  06.03.2018 09:17

Школа и будущее – вечная связка, органичность и причинно-следственная очевидность которой не вызывают сомнений: школа должна работать на будущее, которое общество хочет иметь. А если общество делегировало право определения образовательной политики государству, то, соответственно, школа должна работать на будущее, формулируемое государством. По крайней мере российское общество давно («исторически») приняло это как норму: итоговая аттестация и единый экзамен у нас именно государственные, образовательный стандарт тоже. 

Вы спросите, может ли быть иначе? Вполне: во многих странах и то и другое утверждается и контролируется не государством (его институтами), а всей нацией (и тогда уже государственно-общественными институтами). И механизмы выработки образовательной политики в таком случае оказываются существенно иными: они перестают быть «однонаправленно-вертикальными» (сверху вниз), а начинают действовать по принципу обратной связи с мощными рычагами влияния снизу вверх и по горизонтали. 

Именно с этой точки зрения интересна инициатива мэра Москвы – «попросить инициативную группу директоров школ разработать первый набросок стратегии развития образования». При этом нельзя не задаться вопросом: чем объяснить такое решение? На чем базируется лежащая в его основании уверенность, что учителя лучше справятся с этой задачей, чем чиновники или эксперты, которые сформулируют «блестящую, но мертворожденную бумагу»? Ведь фактически эти слова – признание, что до сих пор государство при принятии своих стратегических решений в образовании вполне удовлетворялось именно такими «бумагами»! 

Но прежде чем обсуждать степень оправданности подобных ожиданий, обращу внимание на глубинную причину возникшей коллизии. Она – отнюдь не в том, что «образовательные чиновники» вдруг утратили доверие власти. Она в том, что само образование объективно перестало быть сугубо внутренней контролируемо-управляемой функцией государства. На глазах одного поколения оно обрело, с одной стороны, характеристики общецивилизационного и общекультурного феномена, а с другой – не менее четкие характеристики чего-то совершенно персонального, основанного на сугубо личном выборе. И получается так, что ни на одно из этих обстоятельств государство впрямую влиять не в состоянии. Оно сколько угодно может управлять своей системой образования, но собственно образованием – нет. Этим и объясняется нотка растерянности в вопросах: «Что будем делать в школах? Куда хотим прийти, например, в 2025 году?». 

«Будущее уже пришло. Сейчас оно учится в начальной школе или ходит в детский сад», –пишет С. Собянин. Красивая метафора. Но, увы, неточная. На самом деле нынешние дети – не будущее: нам всем вместе с ними входить в его неопределенность. Собственно, именно это уже и происходит. И у кого же спрашивать, куда мы хотим прийти через семь лет?

Задание ответить на этот вопрос, как мы видим, дано «инициативной группе директоров школ». Подготовленная ими версия будет опубликована, «чтобы каждый педагог и родитель могли обсудить стратегию и высказать свои предложения. Необходимо максимально широкое обсуждение, дискуссия, проведение массового масштабного краудсорсинга – поиска и отбора самых интересных и реализуемых идей», – написал мэр в своем блоге.

Ни в коем случае не подвергая сомнению способность наших уважаемых директоров с честью справиться с поставленной задачей, хотел бы тем не менее заметить, что импульсы к развитию современного образования (т.е. к смене его целевых приоритетов, содержания, представлений о качестве и т.д.) исходят не изнутри, а извне: они генерируются всей совокупностью стремительно эволюционирующих культурных, научных и технологических процессов. 

Уже двести лет как Талейран (независимо от его репутации в глазах читателя) произнес на первый взгляд парадоксальную, но по сути глубоко справедливую мысль: «Война слишком серьезное дело, чтобы доверять ее военным». Уверен, она полностью относится и к образованию – особенно в наше время. Безусловно, среди разработчиков образовательной стратегии могут и должны быть крупные педагоги-ученые и сильнейшие педагоги-практики и управленцы. Но главный мозговой штурм этой цитадели по силам только очень искушенным «внесистемным» интеллектуалам – философам, социологам, культурологам, экономистам, писателям. 

С настойчивостью повторю еще раз: ведомственность системы образования не должна делать ведомственным само образование. Нужно воспользоваться моментом вынесения стратегических вопросов образовательной политики на общественное обсуждение, чтобы начать возвращение образованию его естественного статуса – статуса важнейшего ресурса развития каждого нашего ребенка и всего российского общества. 

«Главное сейчас – правильно организовать работу над стратегией. Важен даже не сам конечный документ – важно создание постоянного механизма поиска идей, актуальных задач и путей их решения в московском образовании. Стратегия должна быть не застывшим документом, а механизмом мониторинга общественного запроса и поиска ответов на вызовы стремительно меняющегося мира», – пишет С. Собянин. 

Отлично. Но весь вопрос в том, как и на какой высоте будет установлена планка.

Источник: Вести образования



0 комментариев




Другие публикации

Самые активные
участники обсуждения

Чьи предложения будут включены в новую версию документа.

Открыть список

Опыт московских
школ

Опыт реализации образовательных проектов.

Изучить проекты

Обсуждение и обмен мнениями

Площадка для общения, обсуждения и обмена мнениями.

Принять участие